С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА…В АМЕРИКЕ? – ответ на этот вопрос на страницах федерального аналитического журнала «СЕНАТОР» издательского дома «ИНТЕРПРЕССА»
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 

         ИСТОРИЯ
         КУЛЬТУРА
         ЭКОНОМИКА
         ПОЛИТИКА
         ЗАКОН И ПРАВО
         СУБЪЕКТЫ РФ
         НАШЕ СЛОВО
 

 

 

 

 

 
  

 
А вы у нас были?..
 
ОФИЦИАЛЬНАЯ РОССИЯ
Счётчик тиц pr
 Subscribe

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА... В АМЕРИКЕ?
(русский взгляд на америанский патриотизм)
СЕНАТОР


 

«С чего начинается Родина?» – ответ на этот вопрос еще с раннего детства формируется в нашем сознании, пропитываясь семейными и национальными традициями, культурой, историей и выражается простым всеобъемлющим словом «патриотизм». Следовательно, патриотизм мы наследуем с молоком матери, а это значит – Родина для каждого из нас (и даже для негодяя) начинается с любви к матери!

Эстонский прозаик Владимир ИЛЛЯШВЕИЧ – член международного Жюри и Совета МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!», рецензируя конкурсные произведения, писал: «Рождаются и гибнут государства и даже народы, но основой человеческого бытия остается семья, живое соприкосновение родных, близких людей, соединение жизненной мудрости, памяти и молодой жизнерадостности. Соединение этих величин напитывает живыми соками энергию духа. Не от плоти, не от денег и технического прогресса к духу, а от духа к полноценному бытию. Таково движение, дающее радость и ощущение будущего».

Но какая «радость жизни» у человека, и какие могут быть у него «ощущения будущего», если он вне понятий любви к Родине, к родному очагу, к родным и близким?.. Чтобы ответить на такие вопросы в рамках крупного патриотического мероприятия, коим стал конкурс «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!», мы решили начать разговор с темы американского патриотизма. «Нет, Америка нам не указ!» – говорит большинство из наших публицистов, но тут же, при каждом удобном случае восклицают: «А вот в США!..». И, тем не менее, мы уверены, что неравнодушным читателям, озабоченным проблемами патриотизма в самой России, будет крайне интересно знать, как же обстоят дела с патриотизмом в Соединенных Штатах? А экспертом по этому вопросу любезно согласилась стать наша соотечественница из США Лариса МАТРОС – участница конкурса «Вечная Память!», которая открывает нашу дискуссию на тему «ПАТРИОТИЗМ И ЕГО МЕСТО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ».

 

БЛАГОТВОРЕНИЕ ПАТРИОТИЗМА

Лариса МАТРОССовременный мир пребывает в условиях глобализации, расширения масштабов жизни людей и беспрецедентных возможностей их взаимосвязи и взаимовлияния. Потому всякое объединение и единство людей определяются не столько географией, сколько той шкалой ценностей, которая становится главным критерием этих притяжений, взаимоотношений, как индивидуальных – между людьми, так и между странами – народами. Но каковы масштабы патриотизма, означает ли проявление любви к Родине – замыкание своей жизни в ее географических пределах?

Проживая в другой стране, я решила заглянуть в английский словарь, чтобы сравнить определения этого понятия. И тут же убедилась, что оно один к одному, дословно, совпадает с тем, что зазубрила с детства на родном языке. Например, Webster’s Encyclopedic dictionary of the English language определяет: «патриот – это человек, который любит свою родную страну и сделает для нее все, что может», а «патриотизм – страстная, возвышенная любовь к своей стране».

Итак, на двух разных языках ключевым словом в этом определении является «любовь». Очевидно поэтому на тему «С чего начинается Родина?..» мы размышляем не под звуки марша, а под щемящую мелодию, которая выражает чувства, которые мы величаем «любовью». Не потому ли в наши сердца запала эта песня, которая стала символом выражения подлинной любви, заключающейся не в громких фразах и лозунгах?

Любовь – это жизнь, организованная во благо любимого (любимой), подтверждающася и в будничных мелочах и судьбоносных ситуациях.

Я много лет живу в Америке, и не могу не умиляться патриотизму граждан этой страны. В первые годы пребывания здесь я с любопытством наблюдала, как американцы перед началом представления – в театре, на концерте, других общественных мероприятиях встают и, положив правую руку на левую сторону груди, поют гимн страны. В моем городе – Сант-Луисе – самый большой в Америке летний театр на 35 000 человек, где каждое лето даются бродвейские мюзиклы. Здесь всегда аншлаг, и перед началом каждого спектакля, люди встают и поют гимн. Мне хотелось понять, насколько это искренне, но мне достаточно было посмотреть в глаза этих людей и слышать, как они все проникновенно произносят слова главной песни страны. И я убедилась: это очень трогательный ритуал и он идет от чистых сердец американцев.

Такое же отношение у них и к своему флагу. Для американцев флаг – нечто большее, чем геральдика. Это – наделенный особым статусом символ выражения подлинных чувств к своей стране. В дни праздников американский флаг можно увидеть в его стандартную величину, как на зданиях официальных учреждений, так и почти на каждом частном доме. А копии флага – флажки разных размеров, размещают они на капотах машин, в различных местах приусадебных участков, на подоконниках квартир. И это, смею вас заверить, абсолютно частная инициатива каждого американца.

Значение, которое они придают своему флагу, особенно ярко было демонстрировано в дни шока после трагедии 11 сентября 2001 года. Флаг любого размера и предмет (галстук, пояс, ленты, футболки, шапки), оформленный с его символикой, купить без очереди было невозможно. Всё, что появлялось в магазинах, немедленно скупалось и тут же возникало в атрибутике улиц, домов, одежде людей…

Главный показатель патриотизма американцев – их законопослушание. Конечно, и здесь есть нарушители закона, о которых средства массовой информации и таблоиды все время информируют людей. Но в целом для граждан США характерно сознательное уважение к закону и государственным актам всех уровней. Потому трудно представить нормального, среднестатистического американца, который бы уклонялся, еще хуже – «мошенничал» в уплате налогов, сел за руль машины, не пристегнув ремень или в состоянии алкогольного опьянения.

В патриотизме американцев нет элементов бравады и кичливости. Вероятно, потому что им свойственно понимание ключевого «национального» момента: ничто «не падает с неба», для сохранения и приумножения тех благ, которыми гордится страна, нужно трудиться всем вместе и каждому в отдельности. Помимо того, нужно быть готовым к переменам, обладать приспособляемостью в условиях постоянного развития научно-технического прогресса во всех сферах экономики и нарастающего господства высоких технологий. Во всех достижениях своей страны американцы видят результат огромного труда всех поколений. Это демонстрируют экспозиции музеев – исторических и президентов страны, телепрограммы, дебаты во время предвыборных кампаний всех уровней.

Весьма интересно для «русского взгляда» стремление американца быть сопричастным ко всем сторонам жизни общества. Всевозможные некоммерческие организации объединяют большую часть населения, участвующего в качестве волонтеров во всех сферах жизни – здравоохранения, культуры, образования, уж не говоря о случаях экстремальных (стихийных бедствий, трагедий, связанных с терроризмом и другими).

Общественные организации, типа «Армия спасения» и различные ассоциации поддержки ветеранов, инвалидов и больных опасными видами заболеваний, собирают у населения ненужные вещи – посуду, мебель, электронику, постельное белье, детские игрушки, одежду, чтобы раздать их нуждающимся. Причем, население к этому стимулирует тщательная организованность этих мероприятий. Вам звонят волонтеры той или иной организации и сообщают о дате посещения вашего района; если вы готовы, можете с утра назначенного дня выставить все у входной двери, причем, не обязательно находиться в это время дома. Представители все возьмут, а в замочную скважину вставят квитанцию о получении пожертвования на определенную сумму, названную Вами предварительно и в определенных пределах $500, принимаемую на веру. Потом вы можете списать ее с облагаемой части вашего годового дохода. Таким образом, на законодательном уровне в США всех граждан привлекают ко всем благотворительным акциям, стимулируя их участие в них налоговыми поощрениями.

Для иллюстрации – конкретный пример. Существует давняя традиция – в канун Нового года избавляться от ненужных в доме вещей. Следую ей ежегодно. Накануне праздника мне позвонили из организации Children’s Home Society of Missouri» и назвали день, когда будут в нашем районе. Подготовила два мешка ненужных вещей, оставила у входа. А в конце дня в замочной скважине обнаружила желтую квитанцию. На её обратной стороне, наряду с графами для перечня вещей и оценки их жертвователем, указывалась, что данная квитанция – это документ, который дает право для списания стоимости пожертвования с налогооблагаемой суммы годового дохода, и пожертвование принято в фонд Общества детского дома Миссури. И такой документ выдают все некоммерческие благотворительные общества и ассоциации, которые занимаются сбором пожертвования в благотворительных целях.

Каждый житель США регулярно обнаруживает в своем почтовом ящике (или слышит по телефону) всевозможные призывы к материальной поддержке каких-либо служб, ассоциаций и даже избирательных кампаний, полиции, симфонического оркестра, местного телевизионного канала, организаций, призванных помогать больным, малоимущим. Причем, взнос может быть как пять долларов, так и выше, в соответствии с возможностями и тем уровнем поддержки, который вправе выбрать каждый. Эти обращения никого ни к чему не обязывают. Каждый может выбросить эту бумажку и забыть о ней. Но большинство населения откликается, хотя бы на один из этих призывов, потому, что это очень уважаемая и охраняемая законом сфера жизни американцев. Никто не сомневается: высланный чек попадет по назначению, потому что на любое пожертвование выдается официальный документ. А некоторые организации присылает вам фирменную наклейку, которую можно приклеить, например, к стеклу машины, с гордостью оповещая остальных, что вы внесли свой вклад в поддержку определенной сферы жизни США.

Волонтеры, среди которых порой попадаются и весьма пожилые люди, работают продавцами специальных магазинов (типа комиссионных), куда население сдает ненужные (в том числе и дорогостоящие) вещи. Значительная часть дохода от продажи идет на поддержку школ для больных детей и на другие благотворительные цели. В Америке, как известно, при каждой покупке, приобретении сервиса, клиент платит налог. В каждом штате он свой, и колеблется от 5 до 7 процентов от стоимости приобретения. Например, если цена вещи (или сервиса) – 100 долларов, а налог – 6 процентов, то потребитель платит 106 долларов. Но в «благотворительных» магазинах такой налог с покупателя не взимается, он платит «чистую» цену – это тоже стимулирует людей, при участии которых расширяется поле благотворительности. А этих вдохновенных волонтеров, «в роли» билетеров в составе обслуживающего персонала культурно-массовых мероприятий, можно увидеть где угодно – на фестивалях, различных праздниках, выставках и концертах. Их возраст – от студентов до пенсионеров.

 

GOLDEN RULE

Американцы, при кажущемся индивидуализме, ревностном отношении к «privacy» всегла ощущают свою сопричастность к нуждам друг друга и страны в целом. Этим определяется их готовность всегда добровольно откликнуться на зов каждого, кто нуждается в помощи в своей стране и за ее пределами. Стоит, например, хоть на миг остановить машину на обочине дороги, как к вам тотчас подъедет несколько машин, и каждый водитель спросит, что случилось и чем помочь.

В основе жизни американского гражданского общества господствует идеология позитивного отношения к окружающему миру, друг другу и тем начинаниям, которые помогают улучшить жизнь всех вместе и каждого в отдельности. Это отражается в терминологии, языковых «формулах» общения, манере поведения. На улице, в гостинице, магазине, везде, если вы встретитесь взглядом с абсолютно незнакомым человеком, он вам непременно улыбнется, да еще и спросит: «How are you?» (как поживаешь). По сути это не вопрос, лишь знак внимания. Если американцу что-то не нравится, то скорее он скажет: «это не так хорошо», «это могло быть лучше», чем – «это плохо». Здесь принято дарить друг другу улыбки всюду (искренние и неискренние). Эти улыбки, пусть порой «одетые», создают атмосферу доброжелательности и дружелюбия. Признаюсь, к этому так привыкаешь, что когда попадаешь в иную атмосферу, становится дискомфортно.

Среднестатистический американец воспитан так, что с достижением совершеннолетия, если он уже здоров и трудоспособен, ответствен за свою судьбу и за осуществление своей «American dream» (американской мечты). Неважно, что он растет в весьма зажиточной семье, которая помогает стать на ноги (оплачивать полностью или частично учебу, открыть бизнес) или сулит получение наследства. Он с юности приучен сознавать, что деньги – «бешеные», они бегут, если к ним относиться легкомысленно (примерно это же утверждал герой пьесы Островского).

При встрече со знакомым американец на вопрос «How are you» не начнет вываливать на него свои проблемы, а ответит в принятой у них «закодированной форме»: «I am fine» (все прекрасно), «I am good» (все хорошо), «I am OK» (нормально). И это не потому, что они скрытны или недоверчивы, просто у американцев принято надеяться на себя. Успех – твоя заслуга, если неудачи преследуют тебя – сам виноват, конечно, кроме объективных причин – стихийных бедствий, болезней.

Если вы сделаете американцу комплимент, похвалите: «Твой доклад был сегодня великолепен», или: «ты хорошо поработал» или «ты поступил разумно», он не будет лукавить и кокетничать: «Ой, что вы, что вы!». Вы услышите в ответ: «Thank you, I am think so» (Спасибо, я тоже так думаю). Из-за этого иногда их принимают за наивных простаков. Но это ошибочно. Они совсем не наивны и не просты. У них элементарно не принято оскорблять человека недоверием. Американец изначально верит вам, но, если обнаружит обман, нечестность в вашем поведении, не станет ругаться, выяснять отношения. Просто однажды вы обнаружите, что все двери, которые прежде были перед вами открыты настежь, закрылись.

Имеют ли такие штрихи частной жизни непосредственное отношение к проблеме патриотизма? С моей точки зрения – да, ибо доказательством любви к своей стране является реальные дела каждого, который стремится к тому, чтобы делать жизнь своих сограждан комфортной и защищенной, как в основополагающих ее аспектах, так и в мелочах. Со многого начинается Родина, в том числе и с «хороших, верных друзей и товарищей, живущих в соседнем дворе». И любовь к Отечеству также значит и любовь к соотечественнику, как частичка этого Отечества.

Подкупает, что у американцев любовь к своей стране и своему народу ни в коей мере не допускает нелюбовь, и тем более ненависть к другим странам и народам. В гражданской сфере самым осуждаемым, морально и юридически наказуемым является малейшее проявление неуважения к национальным и религиозным чувствам сограждан и кого бы то ни было. В первые годы жизни здесь я посещала писательский англоязычный клуб, где была одной русскоговорящей с почти нулевым знанием английского языка. Между тем пыталась активно включиться в его работу. Но с каким вниманием, терпением относились ко мне американцы, какой почтительный интерес проявляли они к России, ее культуре и традициям! Активисты собирались издать сборник, и я набралась смелости написать рассказ, в редактировании английской версии которого принимали участие почти все. В одном из сюжетов рассказа: собирается русскоязычная компания и один из героев рассказывает популярные в СССР анекдоты, персонажи которых – представители конкретных национальностей. Редакторы сборника посоветовали мне убрать эти анекдоты как несоответствующие здешним нормам этики в национальном вопросе.

Хочу, чтоб меня правильно поняли и не упрекали, будто я рисую некую идиллию. И в Америке есть немало проблем, о которых много пишут в средствах массовой информации. Моя задача – набросать штрихи общей картины, основанные на личных наблюдениях, повседневного образа жизни американцев и отражение их любви к стране и своему народу в различных ракурсах. И решила в свете исследования проблемы провести небольшой опрос среди американцев – знакомых и просто людей из разных сфер бизнеса, с которыми я общалась. Их ответы полностью подтвердили мои наблюдения.

David McCombc, один из менеджеров известной крупной кампании (только что вышедший на пенсию):

– Патриотизм для американца – гордость теми свободами, которые эта страна дает каждому. Выражение патриотизма – образ жизни, направленный на приумножение достоинств и завоеваний страны. Мы – американцы, в жизни руководствуемся «Golden rule» (золотым правилом): делай другому то, что бы ты хотел, чтоб он делал для тебя.

Дэвид – американец ирландского происхождения. Аристократического типа мужчина, вальяжный, внешне – типичный персонаж индивидуалиста, живущего по принципу: «Моя хата с краю». На мой вопрос, готов ли он отдать жизнь за свою страну, не задумываясь, ответил:

– Если это необходимо для ее защиты, сохранения тех ценностей, которыми она живет, – конечно!

Афроамериканец Travis Harmon – Assistant Manager крупного магазина одежды:

– Мой патриотизм – это гордость моей страной, потому что она дает свободу каждому, каждой этнической группе реализовать себя в зависимости от талантов и трудолюбия.

А американка, весьма почтенного возраста, София Фридман – эмигрантка из Украины и проживающая в Америке более тридцати лет, сказала:

– Я люблю здесь то, как американцы относятся к своей стране, друг другу, к ее флагу. Более всего ценю интернационализм американцев.

София живет одна в апартаментах многоэтажного дома.

– У нас в холле, – говорит она, – стоит рождественская елка. Я положила рядом праздничную атрибутику и угощения, связанные с Ханукой и знаю, что все соседи будут с радостью любоваться и елкой, и тем, что я принесла, будут с удовольствием угощаться. Никто не оскорбит мой душевный порыв, ничего не будет сломано, украдено, осквернено.

Аналогичные ответы давали все, с кем я беседовала на эту тему, – соседи, продавцы, фотограф. Конечно, я не претендую на «репрезентивную выборку», которую применяют социологи. Но мне хотелось утвердиться в собственном мнении по поводу американского патриотизма и убедилась еще раз: здесь повседневно живут в этих понятиях и категориях.

 

НОСТАЛЬГИЯ ЭМИГРАНТОВ

Как известно, Америка – страна эмигрантов. А для эмигранта понятие «патриотизм» приобретает аспекты, неведомые тем, кто всю жизнь проживает в родной стране. Эмигрант, по логике вещей, должен относиться хорошо к той стране, где оказался, потому что связал с ней свою судьбу, будущее своих детей и близких. Следовательно, он становится здесь патриотом страны. Но, для преобладающего числа эмигрантов это не означает, что добрые чувства к новой стране проживания, отрицают любовь к стране, где он родился, сделал первые шаги, где прошли годы жизни, где жили его предки и покоятся родные и близкие.

Эмигранты, как правило, одни из первых бросаются на помощь исторической родине, когда там случаются социальные и природные катаклизмы. Наши соотечественники ярко продемонстрировали это во время землетрясения в Армении, Чернобыльской аварии на Украине, террористических актов в России. В Америке существуют различные благотворительные фонды, которые созданы представителями разных волн эмиграции. Они собирают пожертвования для нужд России и других республик бывшего СССР – на восстановление памятников истории и культуры, помощь больным детям и т.д. И немало призывов в американской русскоязычной прессе к оказанию материальной помощи тяжело больным людям, попавшим в беду соотечественникам по обе стороны океана. При отправке денег обязательно указываются банковские счета, адреса, телефоны. Широко известна высокогуманная акция популярной, издающейся в Калифорнии, еженедельной газеты «Панорама» по оказанию помощи Б. Окуджаве, когда поэту была необходима операция на сердце. Такие факты солидарности и милосердия по отношению к соотечественникам со стороны эмигрантов можно перечислять бесконечно.

Общеамериканские ценности почитают все проживающие здесь народы. В каждом городе, где оседает относительно весомый по количеству «коммюнити» какой-либо национальности, существуют так называемые «городки», (китайский, японский, итальянский, русский, еврейский), где представители народов стараются сохранять связи с соотечественниками на родине, бережно относясь к своим корням и храня свои национальные и религиозные традиции. Небезынтересен факт, что люди, долго проживающие за пределами своей исторической родины и ставшие гражданами другого государства, во время международных спортивных соревнований, нередко болеют за команды страны, где они родились, называя их «наши». Вот, последний опрос канала RTVI, вещающего здесь на русском языке: выяснилось, что 18% из позвонивших в студию соотечественников на последних зимних олимпийских играх в Италии болели за россиян.

Несколько лет назад, работая над обзором литературно-художественного русскоязычного ежегодника «Побережье», который издается в Филадельфии, была потрясена статьей русского эмигранта из Америки, известного шахматиста, литератора, литературоведа и книжного коллекционера Эдуарда Штейна (безвременно ушедшего несколько лет назад) под названием «Александр Сергеевич Пушкин в лагерях «Ди-Пи». Вот что он пишет: «...с 1945 по 1951 г.г. на территории побежденной Германии в западной ее части, и в Австралии русские изгои развернули интенсивную издательскую деятельность, которая не знает аналогов в нашем книжном деле. Думаю, что в культуре ни одного другого народа не было такого феноменального бума. За этот период в исключительно сложных условиях лагерей перемещенных лиц было издано более пятисот наименований книг, журналов, бюллетеней. Среди изданий на первом месте была русская классика и, конечно же, Пушкин. Книги издавались на плохой бумаге, каждый листок которой, очевидно, экономился. Например, при издании «Дубровского» отдельной книгой на оставшихся свободных страницах были напечатаны стихотворения Пушкина «Клеветникам России», «Пророк», «Я помню чудное мгновенье». Эдуард Штейн представил свои исследования, связанные с судьбами поэтов-эмигрантов первой половины прошлого века, в которых цитирует ностальгическое стихотворение поэта-харбинца Алексея Ачаирова:

«Не сломила кручина нас, не выгнула,
Хоть пригнула до самой земли.
А за то, что нас родина выгнала
Мы по свету ее разнесли…»

Эти слова содержат истину, заключающуюся в том, что представители разных народов по разным причинам оказавшиеся за пределами исторической родины, разносят, распространяют ее по миру, причем то, что они в ней любят, что им дорого, приумножая интерес к ней. Это характерно, как для великих, известных имен, которые принесли славу своей стране, оказавшись за границей, так и для простых людей.

Ностальгия, осознанно или подсознательно, является характерным состоянием души для многих эмигрантов, которых все тянет и тянет в родные места. Но случается, что, приехав на родину, он не обнаруживает там того, по чему рефлектировал – произошли разительные перемены. Он будто попадает в другую страну, где все не так, уж нет того, о чем грезил во снах, что хранил в памяти, с чем хотел встретиться. И это наслаивает новые пласты взаимоотношений с утраченной родиной. В этом смысле показательно звучат слова известного художника Шемякина.

– В любой стране, – говорит художник, – я всегда чувствовал себя чужеземцем, но, к сожалению, теперь я и в России себя чувствую иностранцем. Вот это самое печальное. Я чувствую себя русским. Я служу России, но здесь на сегодняшний день я все равно чувствую себя иноземцем, пришельцем, потому что я не вписываюсь в это общество... Вот и поймите сами. Я живу в России, которая находится не тут, а где-то выше. Но, как говорится, родню не выбирают, а я принадлежу этой стране душей и сердцем. Я ей служу и буду служить – это моя обязанность, это мой долг, это моя любовь к ней, к народу...

Но мне лично известно немало примеров, когда соотечественники, уже ставшие гражданами Америки, приезжают в Россию и вновь влюбляются в нее, восторгаются переменами и новыми возможностями людей в организации своей жизни. Радуясь этим переменам и новшествам в исторической родине, они там покупают жильё, устанавливают деловые контакты, организуют совместные с россиянами бизнес проекты, устанавливают дружеские связи, планируют частые поездки туда, и приглашают друзей-коллег в гости в Америку.

Так и должно быть в идеале, исходя из критериев цивилизованных стандартов жизни. Человек свободен и самостоятелен при выборе место жительства на земле, но это ни в коей мере не должно означать, что такими переменами он кому-то, чему-то или себе изменяет. Когда-то в далекой юности, я в потоке романтиков уехала из солнечной Одессы в суровую Сибирь, где счастливо сложилась моя творческая судьба. Я полюбила этот край, продолжая любить родной город, куда ездила каждый год в отпуск. Человеческое сердце щедро и объемно, способно быть в согласии с собой, любя многое в этой жизни.

 

НЕ СКАЗКИ ОБ АМЕРИКЕ

В мирные и спокойные времена мы обычно не думаем о патриотизме, как не думаем о любви, дружбе, милосердии к близким людям, пока не возникает угроза, требующая нашей проверки на прочность. В смертный бой «с фашистской силой тёмною, с проклятою ордой» вступили наши отцы и деды во имя защиты Родины в годы Великой Отечественной войны.

В эту войну в первой половине прошлого века, когда мир еще не употреблял таких понятий, как «глобализация», «приоритет общечеловеческих ценностей», общие цели победы над фашизмом объединили страны и народы в борьбе против зла, придав патриотическим чувствам народов к своей стране еще и интернациональный характер. Замечательны сюжеты о единении людей, охваченных общим патриотическим чувством и вдруг узнавшие, что на земле воцарился Мир и Победа, их очень много в мемуарной и художественной литературе, в художественных и документальных фильмах. Пример такого братания стран и народов приобретает особую злободневность сегодня, когда терроризм стал международным злом. Ведь для террориста не существует географических и нравственных границ.

В этом смысле чрезвычайно актуален эпизод из «Сказки об Италии» Максима Горького: «…И вот она пред человеком, которого знала за девять месяцев до рождения его, пред тем, кого она никогда не чувствовала вне своего сердца, – в шёлке и бархате он пред нею, и оружие его в драгоценных камнях. Всё – так, как должно быть; именно таким она видела его много раз во сне – богатым, знаменитым и любимым.

– Мать! – говорил он, целуя её руки. – Ты пришла ко мне, значит, ты поняла меня, и завтра я возьму этот проклятый город!

– В котором ты родился, – напомнила она, – где каждый камень знает и помнит тебя ребёнком.

– Камни – немы, если человек не заставит их говорить, – пусть горы заговорят обо мне, вот чего я хочу!

– Но люди? – спросила она.

– О да, я помню о них, мать! И они мне нужны, ибо только в памяти людей бессмертны герои!

Она сказала:

– Герой – это тот, кто творит жизнь вопреки смерти, кто побеждает смерть...

– Нет! – возразил он. – Разрушающий так же славен, как и тот, кто созидает города…

Так говорил он с нею до заката солнца, она всё реже перебивала его безумные речи, и всё ниже опускалась её гордая голова.

Мать творит, она охраняет, и говорить при ней о разрушении – значит говорить против неё, а он не знал этого и отрицал смысл её жизни…

…Мать сказала ему:

– Иди сюда, положи голову на грудь мне, отдохни, вспоминая, как весел и добр был ты ребёнком и как все любили тебя...

…И задремал сын на груди матери, как ребёнок.

Тогда она, накрыв его своим чёрным плащом, воткнула нож в сердце его, и он, вздрогнув, тотчас умер – ведь она хорошо знала, где бьётся сердце сына. И, сбросив труп его с колен своих к ногам изумлённой стражи, она сказала в сторону города:

– Человек – я сделала для родины всё, что могла; Мать – я остаюсь со своим сыном! Мне уже поздно родить другого, жизнь моя никому не нужна.

И тот же нож, ещё тёплый от крови его – её крови, – она твёрдой рукою вонзила в свою грудь и тоже верно попала в сердце, – если оно болит, в него легко попасть».

Категории «семья», «родина», «патриотизм» чужды терроризму. Особенность террористов – в масштабности угрозы и внезапности их действий. Они пытаются овладеть новейшими технологиями, чтобы увеличить свои возможности в причинении зла и горя мирным людям. Терроризм навязал масштабную войну цивилизации и особенность этой войны в том, что присущая всем войнам «линия фронта» географически размыта.

Сколько бы слов ни сказано о войне или написано, но их недостаточно, чтоб выразить, как она ненавистна жизни, добру, любви, но войны сопровождают людей всю историю человечества. Мир не смог избавить себя от этого зла, но пытался как-то обуздать его многочисленными международными протоколами, соглашениями, конвенциями. Судьбоносным фактором международного единения в воздании тем, кто попрал международные нормы сожительства стран и народов явились Нюрнбергский и Токийский процессы. Но современный терроризм бросил вызов всем достижениям человечества на поприще международного сотрудничества в обеспечении мира и предотвращении войны. Планета содрогнулась от жестокости и цинизма; в офисе, магазине, автобусе, метро, школе, театре – всюду терроризм угрожает нам и нашим близким, коллегам и друзьям. Поэтому необходимы новые подходы к борьбе с этим злом, а патриотизм является именно тем фактором, который поднимает все народы мира против него, ибо терроризм уже бросил вызов всему миру – свободе, человеколюбию и самой жизни на земле.

Однажды, в солнечное утро я включила телевизионный новостной канал и решила, что ошиблась кнопкой, поскольку там показывали что-то такое, как боевик, на что никогда не трачу время. Не успела переключить, как до меня дошли слова репортёров: оказалось, что врезающийся на моих глазах в небоскреб самолет – это не кадр из кинофильма, не выдумка и не фантазия, а реальность. Было обычное утро... 11 сентября 2001 года.

В Америке, когда указывают дату, сначала пишут число месяца, а потом – день. Но в этом зловещем совпадении даты трагедии в США – 9.11.2001, и номера телефона – 911 (люди набирают его в случае необходимости, чтобы вызвать медицинскую службу, полицейского, пожарную службу и в любой другой чрезвычайной ситуации), я увидела символ призыва: «Люди, будьте бдительны и объединяйтесь против терроризма, чтобы сохранить наш хрупкий мир на земле и нашу свободу!».


 

 

 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


 


 

 

В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме
обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» издательского дома «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.